***

В огромном городе метель,
хотя всего еще ноябрь,
и сон, как смутный дирижабль,
берет на борт мою постель.

Нет, я сегодня не пишу
и строк чужих не вспоминаю,
глаза послушно закрываю
и без воленения дышу,

поскольку в городе метель,
и тихо, и шагов не слышно,
лишь обреченно и подвижно
с небес нисходит акварель.

В фатальных этих холодах,
свернувшись и поджав колени,
друг к другу жмутся, как тюлени,
больные граждане впотьмах.

И кто-то шепчет в темноту,
проваливаясь в полудрему,
о ласке, о тоске по дому,
о том, что жить невмоготу.

Тот сонный бред по всей земле
ползет и в чьи-то окна дышит,
и кажется, что бог не слышит,
но видит все это во сне,

а мы - лишь персонажи сна,
худого с нами не случится,
когда откроются ресницы,
к нам в эту жизнь не просочится,
ни страх, ни горечь, ни вина┘

***

S.

Наши праведность и порочность
неразлучны, как Авель с Каином.
Проверяя мой дух на прочность,
бродишь ты по южным окраинам.

Бродишь ты городами-весями,
по своим черно-белым полосам,
наслаждаясь моими песнями,
не моим что пропеты голосом.

Мне не надо от тебя милости,
мне и грусть твоя была б лестною,
я сама дала любви вырасти,
и сама теперь ее пестую.

И младенца этого глупого
я ращу в себе и все выдержу,
только слова не прощу грубого,
и следы твои из снов вырежу.

***

Какой сосуд вместит сухую тень,
хрустящий смех и сдержанные слезы,
всю фальшь изломанной ночной любовью позы
и обескровленный твоей улыбкой день.

Как мне найти такую пустоту,
чтоб избежать стесненного дыханья
и пагубы слепого убыванья
блестящей карамелькою во рту.

Какие жертвы принести вовне,
чтобы однажды - господи, откуда? -
на дне тобою полного сосуда
монеткой затеряться в глубине...

 

Discuss this in the Forum      Обсудить это на Форуме

Copyright ╘ 2004 by Anastasiya Gulvanesyan
Back to Russian/English Poetry Index