Тайны английского лабиринта

Каждая нация имеет свой образ пространства, географически выраженный и влияющий на структуру души, тип мышления, способ познания окружающего мира и отражающийся в тех или иных формах культуры.

Английскую модель пространства можно назвать лабиринтной.


Мифический лабиринт на древней критской монете
Лабиринтом у древних греков и римлян называлось сооружение, занимающее более или менее обширную территорию и состоящее из многочисленных вырытых под землею или построенных выше ее поверхности зал, камер, дворов, переходов, имеющих сообщение между собой и расположенных по столь сложному плану, что человек, не знакомый с его устройством, легко может заблудиться в нем и не найти из него выхода.

Известен реально существовавший лабиринт Лапероунт - одно из семи чудес света - обнаруженный в 1843 году научной экспедицией; мифический лабиринт, построенный Дедалом на острове Крит для царя Миноса; надгробие Эксклузиум, состоящее из сети подземных переходов, и некоторые другие.

В определении лабиринта важно то, что это некоторое ограниченное пространство, расширяющееся внутри - вглубь, вниз, в стороны.

Пространство Великобритании, расположенной на Британских островах, ограниченное снаружи извилистой береговой линией, также деформируется изнутри, расширяется вглубь, в стороны, принимая совершенно причудливые формы. Ландшафт Великобритании необычайно разнообразен и представляет собой чередование волнообразных равнин, не имеющих себе подобных, скалистых гор, холмов, озерных впадин, болот. Так, на западе поверхность образует череду долин и маленьких возвышенностей; Шотландия известна как страна гор (Highlands); в Ирландии обширные центральные равнины сочетаются с возвышенностями; для Уэльса характерны горные ущелья; на востоке поверхность изрезана углублениями, образованными реками. Более того, пространство Великобритании дробится на множество прибрежных островов (около 1000) и буквально пронизано сетью водных путей и бесчисленных каналов; изрезанная бухтами береговая линия и глубокие чистые русла рек позволяют кораблям заходить вглубь страны.

Географическое пространство Великобритании без преувеличения можно считать лабиринтным.

Естественно, что в освоении своего пространства человек старается следовать природе. У британцев это следование очевидным образом проявляется в строительстве дорог.

"Человека, свыкшегося с бездушной прямолинейностью современных автострад, поначалу удивляет и даже раздражает, что в Англии вроде бы никто не стремится попасть из одной точки в другую кратчайшим путем. Изгибы здешних дорог будто игнорируют законы не только геометрии, но и логики" [5, 36].

В сказке английского писателя Дональда Биссета "Кривая дорога" "маленький синий автомобильчик" спрашивает у дороги, которая "вилась и петляла, изгибалась и поворачивала то вправо, то влево": "Почему ты не идешь прямо?" И дорога рассказывает историю своего строительства:

"Поначалу я была прямая-прямая. Но потом на пути нам попалась корова. Корова спала на траве. ... Пришлось прокладывать дорогу, обогнув ее. Так получился мой первый поворот. Потом на нашем пути встало дерево... а под деревом лежала прохладная тень.

"Вот где путнику хорошо отдохнуть!" - подумала я. И рабочие не стали спиливать дерево, обвели дорогу вокруг него. Так я сделала второй поворот.

Потом ... всем захотелось мороженого. И они провели дорогу к магазину, где продавали мороженое. Так на дороге получилась петля.

После мороженого всем захотелось спать. ...когда проснулись, взялись снова за кирки и лопаты. Но спросонья повернули дорогу не в ту сторону. Так я сделала еще одну петлю" и т.д. [2, 176-177].

В результате дорога получилась кривая.

Английские дороги "редко прорезают холмы и перекрывают эстакадами долины"; они "предпочитают не противоборствовать с природой, а следовать ее чертам" [5, 36]

И британец, перемещаясь в своем пространстве, вынужден то спускаться в глубокие долины, то подниматься на холмы, то обходить озера или пробираться извилистыми скалистыми тропами. Он движется не прямолинейно, а зигзагообразно.

Английская дорога напоминает тропинку в английском парке. Так, следование природе в освоении пространства проявляется и в парковой культуре. В Британии редко встречаются аллеи, "где деревья росли бы строго в шеренгу, да еще были подстрижены на один манер" [5, 36]. Регулярные парки существовали и в Англии, но до наших дней не дошли, так как в XVIII веке были вытеснены пейзажными парками, для которых типичны рощи, перелески, отдельные деревья, разбросанные среди лугов, петляющие тропки - сходящиеся, расходящиеся, заканчивающиеся тупиком - и составляющие головоломные фигуры, в которых не трудно заблудиться.

Знаменитый лабиринт в Хэмптон Корт Палас
Парки-лабиринты - особое увлечение англичан1. В Англии много лабиринтов, сделанных из дерна на лужайках. Encyclopaedia Britannica сообщает об одном известном в Англии лабиринте, расположенном в садах дворца Хэмптон-Корт и построенном во времена правления Вильгельма III2. О парках-лабиринтах упоминается в "Буре" и "Сне в летнюю ночь" У. Шекспира.

Наконец, следование природному лабиринтному пространству проявляется и в организации пространства города. Джордж Оруэлл говорит об отсутствии у англичан какого бы то ни было систематического "мировоззрения" (о характерном для английского ума отсутствия системы говорит мистер Фрэнклин в романе У.Коллинза "Лунный камень"), что проявляется в методах градостроительства. С таким, типично английским Лондоном мы встречаемся, например, в рассказах Г.К. Честертона:

"Плутая по улочкам и площадям ...он вдруг остановился. Площадь - небольшая и чистая - поражала внезапной тишиной; есть в Лондоне такие укромные уголки. ...в центре - одиноко, словно остров в Тихом океане, - зеленел усаженный кустами газон. С одной стороны дома были выше, словно помост в конце зала, и ровный их ряд внезапно и очень по-лондонски [курсив мой - Е.К.], разбивала витрина ресторана. Этот ресторан как будто бы забрел сюда из Сохо... Дом был по-лондонски узкий, вход находился очень высоко, и ступеньки поднимались очень круто, словно пожарная лестница". ("Сапфировый крест" [3, 6-7]).
Nick Yapp в книге London: The Secrets and the Splendour пишет:

"London is not an easy city to find your way around. It doesn't have the grid system of streets that helps the logical visitor to New-York. It is not compact like Hong Kong. ...It doesn't have the symmetry of Rome or the concentricity of Paris. It's huge, and it's rambling and difficult to disentangle. So a map has long been essential for locals and visitors alike" [6, 312].

Естественно, что географическое пространство влияет на характер, структуру души, образ мысли.

Если на континенте, по утверждению Г. Гачева, мысль движется в непрерывном логическом континууме, то в Великобритании - "шаг за шагом, цепь за цепью, то бульдожьей хваткой ... то вдруг - перескок и прыжок в фантастический домысел" [4, 432]. Английский тип мышления не прямолинейный и логичный, а скорее интуитивно-парадоксальный. (Сравните: "Французы будоражат мир не парадоксами, а общими местами" [5].) Достаточно вспомнить парадоксы О.Уайльда, Б.Шоу или классическое для детективного жанра противопоставление официального полицейского с его "неумолимой логикой" и сыщика-любителя, более удачливого в раскрытии преступления. Это противостояние чрезмерной рационалистичности существования, признание сложности, широты и неоднозначности жизни в сравнении с какими бы то ни было умозрительными теориями.

Образ мира для британца видится как некое пространство "многоскладчатой Англии", в котором, "как геологические пласты, залегают разные стили жизни, идеи, нравы..." [4, 179]. Это пространство формирует "втиснутого в себя и замкнутого человека-крепость", мысль которого стремится не вширь, а вглубь, где она блуждает и причудливо вьется, в отличие от "простой и ясной французской мысли"3. Отсюда и эксцентричность английского характера. Не случайно английская литература изобилует героями-чудаками. "Прелесть английского характера в том и состоит, - думает персонаж Николаса Блейка, - что в нем всегда находится уголок для фантазии, придающий ему страшную для противника непредсказуемость" [1, 26]. "Люблю англичан, - говорил С.Я. Маршак. - Каждый третий из них чудак". В Англии, где нет нормы человеческого характера, "уважают чудаков, странных людей, со сдвигом, идиотов, шутов - у Шекспира" [4, 165]. Всем известны и своеобразие, изысканность английского юмора, который Джон Пристли называет сокровенным, частным, не предназначенным для посторонних. Если жизнь во Франции, говорит он, замешана на остроумии, то в Англии - на юморе, помогающем справляться "с мощью наседающих из бытия идей" [4, 170]. Французское остроумие ощущается в самой атмосфере и понятно даже иностранцу. Английский юмор проявляется в полузаметных намеках, усмешках, адресованных узкому кругу людей.

Получается, что, передвигаясь в лабиринтном пространстве (природном или городском) британец постоянно решает загадку, ища выход из этого лабиринта. Отсюда любовь англичан к загадыванию и разгадыванию загадок; любознательность (никогда не знаешь, что за поворотом); склонность подходить к разговору о чем бы то ни было издалека, окольными путями ("А ведь это как будто не похоже на начало истории об алмазе? Я словно брожу да ищу бог знает чего, бог знает где", - удивляется герой одного английского романа); активность (лабиринт ведь структура не созерцательная, а предполагающая движение в нем).

Литература:

1. Биссет Д. Забытый день рождения. - М., 1977. - 206 с.
2. Блейк Н. Минута на убийство; Голова путешественника: Романы. - М., 1994. - 432 с.
3. Честертон Г.К. Рассказы. - М., 1980. - 460 с.
4. Гачев Г. Национальные образы мира: Курс лекций. - М., 1998. - 432 с.
5. Овчинников В. В. Корни дуба: Впечатления и размышления об Англии и англичанах. - М., 1980. - 300 с.
6. Yapp, Nick. London: The Secrets and the Splendour. Konneman, 1999. 360 p.

ПРИМЕЧАНИЯ

Discuss this in the Forum      Обсудить это на Форуме

Copyright ╘ 2003 by Elena Kurchina
Back to Café